Особенности квалификации фиктивных регистрации и постановки на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства или по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Особенности квалификации фиктивных регистрации и постановки на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства или по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации.

В статье рассматриваются проблемы применения ст. 3222 и 3223 Уголовного кодекса РФ. Формулируются рекомендации по их квалификации и разграничению. Вносятся предложения по отграничению данных деяний от преступлений, предусмотренных ст. 3221 Уголовного кодекса РФ, и должностных преступлений.

 Ключевые слова: преступление, уголовная ответственность, состав преступления, фиктивная регистрация, незаконная миграция, иностранные граждане.

Появление в российском уголовном законодательстве предписаний об ответственности за фиктивную регистрацию гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фиктивную регистрацию иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации (ст. 3222 УК РФ) и за фиктивную постановку на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации (ст. 3223 УК РФ) непременно порождает вопросы о правильной квалификации данных преступлений, их разграничении с иными общественно опасными деяниями.

Прежде всего, необходимо обратить внимание на критерии, позволяющие разграничить обозначенные общественно опасные деяниямежду собой. Как показывает сопоставительный анализ составов данных преступлений, они различаются признаками объективной стороны. Во-первых, в ст. 3223 УК РФ указывается на постановку на учет только иностранных граждан и лиц без гражданства, а в ст. 3222 УК РФ закон называет как иностранных граждан и лиц без гражданства, так и граждан Российской Федерации. Во-вторых, в ст. 3222 УК РФ ответственность предусмотрена за фиктивную регистрацию по месту жительства в жилом помещении в РФ, а в ст. 3223 УК РФ -за фиктивную постановку на учет по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации. То есть разница состоит в вопросе регистрации в связи с проживанием либо пребыванием лица.

Ввиду того, что преступления, состоящие в фиктивной регистрации и постановке на учет иностранных граждан и лиц без гражданства, непременно связаны с их въездом в Российской Федерацию, закономерно возникает вопрос о разграничении исследуемых преступлений с деянием, запрещенным ст. 3221 УК РФ «Организация незаконной миграции». И если проблем с квалификацией фактов организации незаконного въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан или лиц без гражданства или их незаконного транзитного проезда через территорию Российской Федерации, как правило, не возникает, поскольку соответствующие нормы будут применяться по совокупности, то с уголовно-правовой оценкой незаконного пребывания в Российской Федерации указанных лиц могут возникать определенные сложности.

Как отмечается в юридической литературе, «незаконное пребывание выражается в нахождении на территории России без документов на право жительства, проживании по недействительным документам, несоблюдении установленного порядка регистрации, уклонении от выезда по истечении определенного срока пребывания» [1, с. 104]. Вполне очевидно, что фиктивная регистрация или фиктивная постановка на учет иностранного гражданина или лица без гражданства есть не что иное, как организация незаконного пребывания обозначенных лиц на территории Российской Федерации.

Конечно же, понятие организации незаконного пребывания в Российской Федерации несколько шире по смысловому содержанию в сравнении с деяниями, описанными в ст. 3222 и 3223 УК РФ. Тем не менее, последние представляют собой частный случай организации незаконного пребывания. И содеянное в таком случае может одновременно охватываться двумя нормами уголовного закона. Однако не возникает сомнений в том, что в подобных ситуациях применение по совокупности ст. 3221 УК РФ и ст. 3222 или 3223 УК РФ будет являться нарушением принципа справедливости.

В связи с этим следует констатировать, что уголовно-правовые нормы, предусмотренные ст. 3221 УК РФ и ст. 3222, 3223 УК РФ, могут находиться в отношениях конкуренции. В соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме. В изложенной ситуации специальными нормами необходимо признать положения, закрепленные в ст. 3222 и 3223 УК РФ, т.к. в них детальнее описывается преступление, указывается на одну из возможных разновидностей организации незаконного пребывания в Российской Федерации.

Анализ материалов правоприменительной практики по ст. 3222 и 3223 УК РФ показывает, что на практике имеют место квалификационные ситуации, при которых возникают проблемы уголовно-правовой оценки действий должностных лиц миграционного учета, связанных с фиктивной регистрацией или фиктивной постановкой на учет. Дело в том, что в текстах диспозиций ст. 3222 и 3223 УК РФ отсутствует прямое указание на признаки субъектов данных преступлений, что зачастую и определяет трудности в правильном их установлении.

Обращение к теоретическим источникам по поводу признаков субъектов составов преступлений, регламентированных ст. 3222 и 3223 УК РФ, демонстрирует следующие результаты. Так, С.В. Борисов утверждает, что, наряду с собственниками жилых помещений, «уголовную ответственность по ст. 3222 УК РФ несет и служащий ФМС, поставивший на учет (зарегистрировавший) гражданина Российской Федерации по месту пребывания (месту жительства), а равно иностранного гражданина или лицо без гражданства — по месту жительства на основе представленных заведомо недостоверных сведений или документов» [2, с. 69].

В свою очередь, И.А. Петрова указывает, что за преступления, предусмотренные ст. 3222 и 3223 УК РФ, ответственность должны нести только должностные лица органов миграционного учета. По мнению данного автора, обоснованием этому служит то, что «регистрация — это фиксация органом регистрационного учета сведений о месте пребывания гражданина и о его нахождении в данном месте пребывания. То есть действие под названием «регистрация» осуществляет «орган регистрационного учета»» [3, с. 140-141]. Вместе с тем, И.А. Петрова отмечает, что «во всех изученных нами уголовных делах к уголовной ответственности за фиктивную регистрацию и фиктивную постановку на учет иностранных граждан и лиц без гражданства были привлечены собственники жилых помещений» [3, с. 140-141].

Логика подобных рассуждений представляется оправданной, поскольку термины «регистрация», «постановка на учет», действительно, в первую очередь, воспринимаются как акты поведения должностных лиц органов миграционного учета. Вместе с тем, признавая довольно неудачные в этой части нормативные формулировки, закрепленные в ст. 3222 и 3223 УК РФ, считаем, что действия должностных лиц органов миграционного учета не могут быть квалифицированы по рассматриваемым уголовно-правовым нормам.

Прежде всего, необходимо обратить внимание на то, что объектом преступлений, предусмотренных ст. 3222 и 3223 УК РФ, не признаются общественные отношения, складывающиеся в связи с обеспечением нормальной деятельности органов государственной и муниципальной власти. В судебной практике подчеркивается, что объектом данного преступления является установленный порядок осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации. Такой учет является одной из форм государственного регулирования миграционных процессов и направлен на обеспечение и исполнение установленных Конституцией РФ гарантий соблюдения права каждого, кто законно находится на территории Российской Федерации, на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации и других прав и свобод личности, а также на реализацию национальных интересов Российской Федерации в сфере миграции [4]. Преступления, закрепленные ст. 3222 и 3223 УК РФ, в силу их расположения в гл. 32 УК РФ посягают на общественные отношения, складывающиеся в связи с обеспечением нормальной управленческой деятельности властных структур и их должностных лиц.

Именно поэтому в качестве субъектов составов преступлений, регламентированных ст. 3222 и 3223 УК РФ, фигурируют преимущественно собственники жилых помещений, которые осуществляют действия, влекущие фиктивную регистрацию или фиктивную постановку на учет. Так, П.М., являющаяся гражданкой Российской Федерации, имея умысел на фиктивную постановку на учет иностранного гражданина по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации, т.е. на постановку его на учет по месту пребывания в жилом помещении без намерения данного лица проживать в данном помещении и без намерения принимающей стороны предоставить ему это помещение для пребывания, осознавая общественную опасность и противоправный характер своих действий, из корыстных побуждений, находясь в помещении Отдела УФМС России по Волгоградской области в Красноармейском районе г. Волгограда, являясь принимающей стороной, подала в данный отдел УФМС уведомление о прибытии в место пребывания иностранных граждан, при этом не имея намерения предоставить им это жилое помещение для пребывания и заведомо зная, что данные лица также не имеют намерения пребывать в данном жилом помещении. На основании данного уведомления иностранные граждане были поставлены на учет отделом УФМС России по Волгоградской области в Красноармейском районе г. Волгограда по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации. После этого П.М. не предоставила соответствующим лицам указанное жилое помещение для пребывания, и они в данном помещении не пребывали. Таким образом, П.М. осуществила фиктивную постановку на учет данных иностранных граждан по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации .

Ссылки отдельных специалистов на то, что в качестве одного из наказаний в санкциях ст. 3222 и 3223 УК РФ закреплено лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, также не могут рассматриваться в качестве аргумента признания субъектом данных преступлений должностных лиц органов миграционного учета. Это обосновывается тем, что, помимо собственников жилых помещений, субъектами анализируемых общественно опасных деяний могут выступать лица, представляющие принимающую сторону, например сотрудники юридического лица, филиала или представительства юридического лица, федерального органа государственной власти, органа государственной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления, дипломатического представительства либо консульского учреждения иностранного государства в Российской Федерации, международной организации или ее представительства в Российской Федерации либо представительства иностранного государства при международной организации, находящейся в Российской Федерации, у которых иностранный гражданин или лицо безгражданства фактически проживает или осуществляет трудовую деятельность (находится) [6]. Сотрудники перечисленных организаций и учреждений также могут выступать субъектами преступлений,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *