Юридическая помощь мигрантам

Европейский Суд Правом Человека: Недопустимо лишать гражданства РФ за подачу неполных сведений при его получении.


Как пояснил Суд, лишение уроженца Таджикистана гражданства РФ из-за непредставления им сведений об отдельных родственниках было явно несоразмерной мерой за допущенные упущения при заполнении анкеты.

В комментарии «АГ» представитель заявителя в ЕСПЧ отметил, что в очередной раз приходится констатировать, что российская законодательная база, особенно пpaвoпpимeнeниe в области прав человека, продолжает отдаляться от общепризнанных норм международного права. Эксперты «АГ» поддержали выводы Европейского Суда, восстановившего справедливость, посетовав на несовершенство российской правовой базы и правоприменительной практики.


Европейский Суд вынес Постановление по делу «Усманов против России» по жалобе выходца из Таджикистана, лишенного российского гражданства за подачу неполных сведений при его получении.

Обстоятельства дела


В 2007 г. Бахтиер Усманов вместе с супругой и двумя детьми приехали в Россию из Таджикистана. В следующем году мужчина получил вид на жительство сроком на три года, а затем подал заявление на получение российского гражданства в рамках упрощенной процедуры натурализации, применяемой к бывшим гражданам СССР. В соответствующей анкете в графе «Близкие родственники (муж (жена), родители, дети, братья и сестры)» он упомянул супругу, родителей, детей и брата, но не стал сообщать данные о трех своих родных сестрах и брате, потому что должностное лицо, принимавшее документы, сказало ему, что нет необходимости перечислять всех своих родственников.

Бахтиер Усманов и члены его семьи получили гражданство РФ, спустя некоторое время у Усмановых родились еще двое детей. Мужчина работал в сфере сельского хозяйства и имел в собственности квартиру, в которой проживал с семьей.
В 2017 г. Управление МВД России по Новгородской области обратилось в суд за установлением факта сообщения Бахтиером Усмановым заведомо ложных сведений при приобретении гражданства, поскольку тот не сообщил о двух родных сестрах и брате. Обращение МВД было удовлетворено, при этом суд отклонил доводы Усманова о том, что при заполнении анкеты ему посоветовали не указывать всех родственников под предлогом того, что такая информация не нужна. Доводы о том, что Усманов не собирался вводить российские власти в заблуждение и что у него имелась прочная связь с РФ, также были отклонены судом. Первый аргумент Бахтиера Усманова был признан судом недопустимым доказательством, а остальные доводы – не имеющими отношения к делу. Обжалование решения в вышестоящих инстанциях, вплоть до Верховного Суда, не увенчалось успехом.

В апреле 2018 г. было утверждено заключение об отмене решения УФМС о приеме Бахтиера Усманова в российское гражданство с признанием его недействительным со дня вынесения. В результате мужчина остался без российского и заграничного паспорта. Далее УФСБ России по Новгородской области запретило Усманову въезд в Россию на 35 лет, обжаловать такое решение в судебном порядке также не удалось. Впоследствии Управление МВД России по Новгородской области уведомило заявителя о необходимости покинуть Россию, что не было сделано последним.

В связи с этим в отношении него было составлено дело об административном правонарушении за нарушение правил пребывания иностранцев в России. В итоге суд признал его виновным в нарушении ст. 18.8 КоАП РФ, оштрафовал на 2 тыс. руб. и распорядился о его депортации из страны. Мужчина был немедленно помещен в центр временного содержания иностранных граждан. Обжалование вынесенного судебного решения вновь оказалось безрезультатным. Тем не менее исполнение об административном выдворении заявителя было приостановлено ввиду судебного разбирательства по поводу законности нахождения его в центре временного содержания иностранцев, в связи с чем мужчина продолжал оставаться в России.

Обращение в КС


После этого Бахтиер Усманов обратился в Конституционный Суд с жалобой на несоответствие российскому Основному Закону ч. 1 и 2 ст. 22 Закона о гражданстве, согласно которым решение о приобретении российского гражданства подлежит отмене в случае обнаружения фактов представления заявителем подложных документов или заведомо ложных сведений, установленных судом.


15 января 2019 г. КС вынес Определение № 2-О, которым отказал в принятии жалобы к рассмотрению. Суд указал что требования, предъявляемые к заявлению о приеме в российское гражданство, предусматривают обязательное указание заявителем сведений о близких родственниках, которые должны быть исчерпывающими. При заполнении заявления подающее его лицо собственноручно подтверждает подлинность представленных им документов и достоверность изложенных в заявлении сведений, в том числе о близких родственниках.

При этом Суд пояснил, что оспариваемые положения предполагают, что представление подложных документов или сообщение заведомо ложных сведений в заявлении о приеме в российское гражданство, выявленные после его приобретения, влекут отмену решения о приеме в гражданство лишь при установлении соответствующего факта в судебном порядке. Кроме того, Суд отметил, что такое установление само по себе не служит безусловным основанием для отмены решения о приеме в гражданство, поскольку оспариваемая норма распространяется только на случаи, когда отсутствовали законные основания для приобретения российского гражданства и возникновения устойчивой правовой связи лица с РФ.
Также Конституционный Суд отметил, что отсутствие в действующем законодательстве пресекательного срока для отмены решения о приобретении российского гражданства не освобождает компетентных должностных лиц от учета при отмене такого решения всех конкретных обстоятельств, связанных с судебным установлением факта сообщения заведомо ложных сведений. Оно также не препятствует принять во внимание время, прошедшее со дня приобретения российского гражданства.

Позиция сторон в ЕСПЧ


В жалобе в Европейский Суд Бахтиер Усманов указал на нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Право на уважение частной и семейной жизни») в связи с аннулированием его российского гражданства и депортацией из страны.

По мнению заявителя, законодательство России не предусматривает возможности лишения гражданства за представление неполной информации, так как такая мера может быть применима только в том случае, если представленная соискателем информация была заведомо ложной. Он также отметил, что вмешательство в его права не было необходимым в условиях демократического общества из-за нежелания российских властей должным образом учесть его семейную ситуацию или обосновать, почему он представляет угрозу для национальной безопасности. В связи с этим мужчина потребовал присудить ему 500 евро в качестве компенсации материального, 10 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также 960 евро в возмещение судебных расходов.

В возражениях Правительство РФ утверждало, что при вступлении в российское гражданство соискатель обязан предоставить исчерпывающую информацию, которая у него запрашивается. Российская сторона отметила, что отказ Бахтиера Усманова покинуть страну продемонстрировал отсутствие у него уважения к российскому закону. Этот факт и угроза, которую он представлял для национальной безопасности, обусловили необходимость его административного выдворения из России. В свою очередь, причины, лежащие в основе запрета заявителю на въезд в РФ, равно как и его семейное положение, а также связи с Россией и Таджикистаном, были тщательно изучены национальными судами в ходе состязательного судебного разбирательства.

Выводы Европейского Суда


После изучения материалов дела Европейский Суд отметил, что российская правовая база, действовавшая на момент спорных событий, способствовала чрезмерно формалистическому подходу к прекращению российского гражданства и не обеспечивала адекватную защиту личности от произвольного вмешательства государства. Последующее совершенствование законодательства не может повлиять на ситуацию заявителя.
Страсбургский суд не согласился с тем, что лишение заявителя гражданства соответствовало требованиям ст. 8 Конвенции. Как пояснил ЕСПЧ, Правительство РФ не доказало, почему непредставление заявителем информации о некоторых из его братьев и сестер было настолько серьезным, чтобы оправдать лишение российского гражданства через несколько лет после его предоставления. Такая мера, подчеркнул Суд, была совершенно несоразмерной упущению со стороны Бахтиера Усманова.
Европейский Суд добавил, что запрет на въезд в РФ в течение 35 лет также умалил законные интересы заявителя, так как ФСБ России не обосновала должным образом необходимость применения такой меры, а российские суды проигнорировали длительность проживания мужчины в России, значительность его профессиональных, социальных, культурных и семейных связей с этой страной, семейные трудности, которые возникли после разлучения Усманова с членами его семьи. Кроме того, подчеркнул Суд, мужчина не совершал никаких преступлений во время пребывания в России.

Таким образом, было выявлено нарушение ст. 8 Конвенции в связи с аннулированием российского гражданства и депортацией заявителя из РФ. В связи с этим ЕСПЧ присудил ему свыше 11 тыс. евро в качестве компенсации материального и морального вреда, а также судебных издержек

Особое мнение двух судей ЕСПЧ


Решение Суда содержит особое мнение двух судей – Поля Лемменса (Бельгия) и Жоржа Раварани (Люксембург). В нем отмечено, что в рассматриваемом деле, безусловно, имелось нарушение ст. 8 Конвенции и большое внимание уделено анализу прецедентной практики ЕСПЧ по подобным делам, так как оба судьи выразили несогласие с большинством своих коллег по методологии рассмотрения данной проблемы.

По их мнению, в случае с заявителем компетентные органы власти применили положения внутреннего законодательства таким образом, который был несовместим с толкованием Закона о российском гражданстве со стороны КС РФ. В связи с этим, отметили оба судьи, оспариваемая мера не имела правовой основы во внутреннем законодательстве и по этой причине не «соответствовала закону».

Поль Лемменс и Жорж Раварани также отметили, что в исследуемом деле национальные власти использовали «чрезмерно формалистический подход», и, таким образом, не соблюли необходимый баланс прав и интересов. Так, они не обосновали соразмерность оспариваемой меры преследуемой цели (защита национальной безопасности), следовательно, не было доказано, что эта мера была «необходимой в демократическом обществе».

Представитель заявителя прокомментировал выводы Страсбургского суда


Интересы Бахтиера Усманова в ЕСПЧ представлял адвокат АП Новгородской области Егор Мыльников. «В очередной раз приходится констатировать, что российская законодательная база (особенно пpaвoпpимeнeниe в области прав человека) продолжает отдаляться от общепризнанных норм международного права. В данном деле Европейский Суд в очередной раз указал на недостатки, связанные с “качеством российского закона”. В частности, что соответствующие положения Закона о российском гражданстве и положения о рассмотрении вопросов, связанных с гражданством РФ, недостаточно ясны, поскольку эти положения не определяют характер информации, которая, если она не будет надлежащим образом представлена в заявлении о гражданстве, может быть основанием для отмены предоставленного таким образом гражданства», – отметил он в комментарии «АГ».

Адвокат обратил внимание на особое мнение двух судей ЕСПЧ, которые указали на причины нарушения Конвенции, лежащие не столько в сфере законодательной власти России, сколько в плоскости правоприменения. «Так, уважаемые судьи Европейского Суда при обнародовании своего особого мнения прямо указали, что речь идет о толковании закона судами. Это означает, что ст. 22 российского Закона о гражданстве не предлагает основания для “слепого” лишения гражданства, независимо от конкретной важности информации, которая была скрыта от властей. Законодательная база предоставляла компетентным органам, как административным, так и судебным, возможность воздержаться от лишения заявителя гражданства, если для этого не было соответствующих и достаточных причин. Таким образом, Поль Лемменс и Жорж Раварани не согласились с доводом властей РФ о том, что у последних не было другого выбора, кроме как лишить заявителя гражданства», – пояснил Егор Мыльников.

Он добавил, что в наиболее значимых делах российский суд защищает интересы чиновников, а вовсе не права тех, на чьей стороне закон, – именно такой вывод содержался в докладе Центра политических технологий «Судебная система России. Состояние и проблемы», подготовленном по заказу Института современного развития в 2009 г. «К сожалению, по прошествии более десяти дет данная проблема лишь усугубляется, о чем, на мой взгляд, в очередной раз напомнил Европейский Суд в этом деле. В настоящее время мой доверитель находится со своей семьей на территории России. Исполнительное производство по его выдворению из РФ приостановлено до окончательного вступления в силу постановления ЕСПЧ (до 22 марта 2021 г.). 11 декабря 2020 г. Новгородский районный суд освободил Усманова из центра временного содержания иностранных граждан, где он провел долгих два года, ожидая решения своей судьбы в Европейском Суде», – сообщил адвокат.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда


Юрист по работе с ЕСПЧ Андрей Есин отметил, что рассматриваемое дело пополняет обширный список дел, возникающих по причине несовершенства российских законодательства и правоприменения в отношении лиц, приезжающих в страну.

По словам эксперта, главным заявленным нарушением Конвенции стало несоблюдение Россией в ситуации заявителя ст. 8. «Это не стало неожиданностью, так как ЕСПЧ имеет давнюю и хорошо наработанную практику в отношении многих стран – членов Конвенции, согласно которой выдворение лица за пределы государства, особенно при наличии семьи в государстве выдворения, является вмешательством в сферу частной и семейной жизни. При этом лишение гражданства – это нечастый и интересный случай. Соответственно, при анализе ЕСПЧ “разделил” жалобу на два компонента: соответствовало ли лишение заявителя гражданства ст. 8 Конвенции и соответствовало ли этой статье решение о высылке заявителя за пределы РФ», – пояснил юрист.

Андрей Есин отметил, что, рассматривая первый элемент, ЕСПЧ решил оценивать его в двух аспектах: насколько значимыми были для заявителя последствия лишения гражданства и насколько сама процедура лишения гражданства была правомерна (с точки зрения стандартов Конвенции). «С первым пунктом Суд разобрался быстро: он вспомнил довольно раннее, но, увы, актуальное до сих пор дело «Смирнова против России» (46133/99 и 48183/99). В нем было найдено, в частности, нарушение ст. 8 по причине того, что заявительница терпела значительные ежедневные трудности из-за отнятого милицией паспорта, а также установленный в деле «Алпеева и Джалагония против России» (7449/09 и 33330/11) факт, что само по себе отсутствие паспорта может являться административным правонарушением. Кроме того, ЕСПЧ учел, что отмена принятия заявителя в гражданство лишала его какого-либо юридического статуса на территории РФ и явилась, в свою очередь, главной причиной решения о его выдворении. Суд однозначно указал, что по силе последствий лишение заявителя гражданства явилось вмешательством в его права, гарантированные ст. 8 Конвенции», – пояснил он.

Касательно правомерности процедуры лишения гражданства, по словам юриста, Суд вновь подчеркнул, что Конвенция не гарантирует ни права въезда иностранца в иное государство, ни права оставаться там, ни права на получение гражданства. «При этом лишение гражданства попадает в сферу действия Конвенции постольку, поскольку затрагивает ключевые аспекты частной и семейной жизни лиц. Но само по себе лишение гражданства не нарушает Конвенцию, если оно соответствует принципу законности, или, конкретнее, “качеству закона”. Это означает, что все основания для лишения должны быть прямо и четко изложены в законе, который должен быть доступен для заявителя и давать ему однозначное представление о его сфере действия, эффекте и последствиях, а также о любых дискреционных полномочиях властей в решении вопроса и границе этих полномочий», – отметил Андрей Есин.

«Можно смело сказать, что это дело было рассмотрено в соответствии с устоявшимися подходами ЕСПЧ. Интерес представляет именно элемент с лишением гражданства и его влиянием на права заявителя, гарантированные ст. 8 Конвенции, – как видно, Суд еще не определился со своим подходом к анализу таких ситуаций, но особое мнение двух судей дает практикам хороший инструмент для обоснования будущих жалоб. Думается, он пригодится российским адвокатам, учитывая, что, к сожалению, количество подобных дел возрастает год от года», – заключил Андрей Есин.

Директор Центра практических консультаций, юрист Сергей Охотин заметил, что в решении ЕСПЧ также поднял вопрос баланса значимости ошибки или проступка в сопоставлении с его последствиями. «Не секрет, что законы в России год от года становятся все сложнее и непредсказуемее, постулат “незнание закона не освобождает от ответственности”, при невозможности гражданина изучить хотя бы основные законы, нужно применять не абсолютно. Госдума за 2020 г. приняла более 500 новых законов, также нужно прибавить к ним постановления органов исполнительной власти, деятельность региональных парламентов и прочее. Если человек ничем, кроме изучения этих законов, заниматься не будет, он все равно не сможет все их изучить», – полагает Сергей Охотин.

По его словам, это происходит во многих сферах: «Все выстроено с определенной долей непредсказуемости, которая позволяет легко привлекать к различным, порой весьма ощутимым, видам ответственности граждан, действующих вне злого умысла, а лишь ввиду ошибок по причине плохого понимания нечеткого закона либо вовсе не допустивших никакой ошибки, но наказанных за неверные действия чиновников или стечение обстоятельств, которые невозможно было предусмотреть.

Эксперт добавил, что в миграционной сфере многие десятки тысяч людей, приобретших гражданство, были лишены его с указанием, что паспорт гражданина РФ является «выданным в нарушение установленного законом порядка», при этом такой гражданин никого не обманывал, сведения предоставлял правдивые. «Но чиновник где-то ошибся и не внес, не включил в дело или потерял требуемую справку, без которой документ не мог быть выдан. При этом никто не проверяет факт нарушения и привлечения допустившего ошибку чиновника к ответственности. Все последствия и все бремя доказывания возлагаются на гражданина при объективном понимании того, что сделать ему что-либо в этой ситуации невозможно – как по прошествии времени, так и ввиду отсутствия доступа к документам», – рассказал он.

Сергей Охотин добавил, что государство не должно создавать ситуаций, когда человек попадает под репрессии ввиду ошибок, допущенных по причине незнания тонкостей нечетких законов. «В таких случаях при взаимодействии с гражданином власти должны письменно подробно объяснять такие моменты – наподобие того, как участнику судебного процесса разъясняются его права. А в повторяемых ситуациях, когда граждане часто повторяют одни и те же ошибки незнания закона, применять к ним амнистию с одновременным принятием мер к уточнению закона либо регламента», – заключил юрист.

Эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов полагает, что обстоятельства дела наглядно демонстрируют, насколько декларативны притязания российских властей на защиту интересов семьи и детей. «Понятно, что аннулирование российского паспорта заявителя спустя 10 лет после его получения по причинам невнесения в первоначальную анкету отдельных братьев и сестер – это лишь формальный повод приступить к процедуре его выдворения. Реальных причин в таких случаях порой не знает даже российский суд: в материалах дел содержится пара бумаг из ФСБ, а сам судебный процесс полностью засекречен. Очевидно, что причина решения о выдворении в связи с “угрозой национальной безопасности” – слабо вяжется с выявленным недочетом в анкете 2007 г.», – заметил он. По словам юриста, в данном деле российские суды даже не пытались объяснить общественную опасность поведения Бахтиера Усманова, не пытались соблюсти баланс между интересами его многодетной семьи и расплывчатыми нуждами государства.

Антон Рыжов также отметил, что с юридической точки зрения его поразил следующий эпизод, который остался без должного внимания страсбургских судей. «Итак, ФСБ запретила заявителю пребывание на территории РФ, признав его угрозой национальной безопасности. Он обжаловал этот запрет в суд, который 29 ноября 2018 г. отклонил соответствующий иск. В тот же самый день, не дожидаясь вступления решения суда первой инстанции в силу (минимум месяц либо после стадии апелляции), миграционная полиция составляет протокол по КоАП РФ, тут же передает материал в районный суд, который в свою очередь – и все в один день! – выписывает штраф, принудительное выдворение и помещает человека в ЦУВСИГ (по сути – аналог СИЗО). Решение же по запрету ФСБ вступило в силу лишь 17 апреля 2019 г. (когда Верховный Суд РФ отклонил апелляционную жалобу). По моему мнению, содержание заявителя под стражей в течение этих 4,5 месяцев, когда у него был иммунитет в силу нахождения в процедуре обжалования, просто незаконно и требует отдельного возмещения вреда», – убежден эксперт.

Зинаида Павлова

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.